понеделник, 7 юни 2010 г.

женя мой друг:)))2


Евгений Гришковец: всё гениальное - просто

Евгений Гришковец Монодраматургия - один из самых сложных видов искусств. Единственным осмелившимся воспользоваться этим жанром стал еще совсем недавно никому неизвестный Евгений Гришковец. Он пишет книги, ставит свои пьесы в театре, на красивую музыку Бигудей накладывает свои рассуждения о жизни. Одни его любят, другие восхищаются, третьи считают, что он банален, четвертые и вовсе не считают его творчество искусством. Такое разнообразие зрительских чувств и эмоций говорит лишь о том, что у этого человека, несомненно, есть талант, который не оставляет равнодушным.

Начинался творческий путь Евгения Гришковца с пантомимы и написания стихов. В студенческие годы обучения на филологическом факультете Кемеровского университета он писал стихи и создал театр пантомимы. И только в 1998 году была написана первая пьеса «Как я съел собаку». Гришковец служил три года на флоте, поэтому пьеса, в которой расскЕвгений Гришковецазывалось о прохождении морской службы, получилась у него очень искренней, близкой и понятной людям. Рассказывая о впечатлениях от флота, герой то и дело вспоминает детство, те моменты, которые были в жизни практически каждого человека. Как не хочется вставать в школу и как холодно зимой бежать в эту же школу, про варежки на веревке перетянутой через пальто, про хлеб с маслом и чай с сахаром. После выхода этой пьесы провинциальный писатель стал знаменитым и любимым - каждый, кто видел или читал его произведение, узнавал в нём себя.

Потом одна за другой появились не менее родные и понятные зрителям «Одновременно», «Город», «Планета», «Дредноуты», книги Рубашка и Планка.

В его творениях у вещей появляется образ и значимость, что и озадачивает, и расставляет все по местам. Книги читаются «запоем», западая глубоко в душу и оставляя после себя ощущение спокойствия, наполненности, уюта и щемящей ностальгии.

Пьеса «Как я съел собаку» рассказывает о детстве, о прошлом. Спектакль «Одновременно» - о гармонии с окружающим миром, о внезапных озарениях и осознании пребывания в двух состояниях. Отличие этих двух пьес в том, что первый случай - это жизнь тогда, а второй - жизнь сейчас. «Планета» же не имеет конца, что оставляет простор для мысли. В «Дредноутах» Гришковец объясняет женщинам мужские иллюзии и фантазии тех, кто безвозвратно ушел из жизни на службе.

Последняя пьеса Евгения Гришковца «По По» с успехом уже второй год идет в Театральном центре на Страстном. Пьеса написана по мотивам книг Эдгара По, где с Гришковцом в диалог вступает Александр Цекало.

Творческая особенность Гришковца в том, что он пишет обо всех и о каждом конкретно. Впервые прожив некоторые моменты в жизни, люди и подумать не могут, что маленькие незначительные эпизоды из прошлого займут так много места в grishkovez_2 их сердцах. Запахи, улицы, друзья, традиции довольно анахроничны и, к сожалению, вскоре забываются. Поэтому в своих пьесах автор приглашает всех к совместному созерцанию длинного шлейфа воспоминаний.

Вы никогда не получите ответа на вопросы о том, что он ест, какие автомобили предпочитает, какую марку одежды носит. «Это не имеет никакой ценности»,- говорит Гришковец. Поэтому в произведениях мы не увидим ничего конкретного. Предпочтения полярных слоев общества различны, а на чем-то среднем остановиться затруднительно.

После знакомства с Гришковцом, каждый может воскликнуть: «Я тоже так могу написать!» Да, текст написан достаточно простым и доступным языком. Но из страха, неумения или по причине элементарной застенчивости, семь раз отмерив, редко кому удается удачно отрезать. И, тем не менее, Гришковец смог. Его творения отнюдь не для проформы. Он видит свое истинное предназначение в том, чтобы с полной отдачей для каждого донести все мельчайшие подробности жизни и заставить полюбить свое время.

С появлением этого драматурга и писателя стало возможным раздвинуть границы памяти. Впечатления, полученные в детстве, на какое-то время забываются, позволяя нам вырасти и повзрослеть для того, чтобы вернуться позже и напомнить о себе от лица Евгения Гришковца.